Эллада

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эллада » Олимп » Дворец Асклепия


Дворец Асклепия

Сообщений 1 страница 30 из 37

1

http://uploads.ru/i/6/w/0/6w0qk.jpg
Небольшая территория на склоне Олимпа, "поближе к людям", оттого чуть в стороне от дворцов остальных богов. Сам "дворец" - здание круглой формы, украшенное изображениями змей и частей человеческих тел. Высокие тяжелые двери почти всегда открыты. В центре здания находятся покои целителя, обеденная зала и купальни с целительной водой. В других строениях - библиотека, хранилища лекарств, серпентарий. Вход охраняют змеи.
В общем и целом - скромно и без излишеств, чисто, тихо и пустынно. Кроме самого Асклепия и змей здесь постоянно никто не живет.

0

2

>>>> Храм Геката

Асклепий медленно подошел ко входу в собственное жилище. Каменные змеи, украшающие входную арку, шевельнулись, соскользнули со стены, приподнялись на хвостах. Врачеватель ласково провел пальцами по плоским мордам и прошел внутрь. Изваяния покачались немного, провожая своего покровителя, и вернулись на места. Теперь стало ясно, почему ворот как таковых не было.
- Гекат, ты можешь слезать... Мне приятнее видеть тебя рядом, чем ощущать на голове. Я еще не совсем оправился... Как ты смотришь на то, чтобы посетить купальни и поесть? Потом я покажу тебе свой дом, ты ведь здесь еще ни разу не был.
Врачеватель неторопливо пересек двор, подходя к центральному строению. Тяжелые двери были распахнуты настежь, изнутри тянуло прохладой. Описать место можно было несколькими словами - тихо, спокойно, размеренно, чисто. Перед тем, как войти внутрь, целитель омыл пыльные босые ступни водой из круглой чаши. Такие чаши встручались на пути достаточно часто, и то ли были нужны для питья и омовения, то ли служили ванной для змей, то ли просто занимали пустующее пространство

0

3

За время обратного пути переместился на плечо Асклепия. Божество-божеством, а на плече качает не так сильно, да и спокойнее будет.
Движение каменных змей несколько напугало Геката- вспомнились три медузы с шевелящимися змеями вместо волос. Но там змеи были страшными, в соответствии с образом чудовищ, а здесь они были ели и не симпатичными, то весьма приятными. Впрочем, оставались подозрения, что эти изваяния при случае могут быть достаточно надежной охраной для целителя.
Расправил крылья, оттолкнулся от плеча и совершил круг над головой Асклепия, после чего приземлился у чаши, чуть не упав в нее. Немного потоптался в воде, омывая когтистые лапки, а затем вновь принял человеческий облик.
Буду весьма признателен, Ас...-Успевает осматриваться по сторонам-не каждый день все-же выходит на Олимп, а тем более в жилище одного из божеств. От купальни отказываться не стану, а вот от пищи воздержусь.  Чуть виновато улыбнулся, прося прощения за подобное отношение к предложениям гостеприимного Врачевателя. решив загладить свою вину, начал извлекать из волос Асклепия перья и пух, наводя на макушке бога относительный порядок.

0

4

-Здесь ты можешь ничего не опасаться, Гекат. Это не подземный мир, если съешь что-нибудь, то оставаться навсегда не обязательно.
Асклепий улыбнулся, склоняя голову, чтобы богу ночи было удобнее копошиться в его волосах. В его доме очень редко бывали гости, за исключением сыновей, ставших младшими божествами. Насколько знал Асклепий, Гигией ушел недавно, неплохо похозяйничав в запасах некоторых лекарственных составов своего отца. Впрочем, врачеватель не был в обиде - без своих сыновей он вряд ли бы справился...
Когда Гекат убрал руки, Змееносец провел его внутрь, сквозь здание. Целитель тихим и спокойным голосом пояснял, где и что находится в этом здании.
- ... здесь, слева, гостевые комнаты, они обычно пустуют... Эта круглая комната - моя спальня. Уже и не помню, когда я спал на своем ложе, - целитель кинул взгляд на огромное ложе, заваленное мягкими подушками, и прошел дальше, - Здесь столовая... И вот, купальни.
Купальни Асклепия представляли собой несколько небольших овальных бассейнов вокруг центрального длинного. Вода в каждом из них была разного цвета и температуры, кое-где плавали лепестки каких-то растений. Аромат лекарственных трав и масел сразу же ударил Змееносцу в голову, и бледно-серая кожа еще не оправившегося от яда Аида целителя начала принимать привычный оттенок.
- Справа налево.... Горячий целебный источник с минеральной водой, такой же холодный. Горячая вода с настоем лекарственных трав, купальня с... - Змееносец чуть смутился, - с афродизиаком... На ней отец настоял, я ей не пользовался, не думай... Морская вода,вода из чистейших горных ручьев...А в центре - бассейн для плавания, чтобы форму не терять. Выбирай любой.
Сам целитель сбросил хитон, и, не смущаясь наготы, направился к купальне с лекарственным настоем. При свете солнца синяки, засосы и царапины, оставленные на его теле Аидом, выглядели пугающе. Асклепий медленно опустился в воду, скрылся на пару секунд, вынырнул и откинул голову на бортик, поглядывая на Геката.

0

5

Улыбнулся, вспомнив историю с женитьбой Аида. Все-таки самому довелось поучаствовать в поисках Персефона! Опять же, нельзя есть незнакомые фрукты\овощи\ягоды от незнакомых людей (богов), которые тебя сначала похищают, затем выдают за себя замуж, причем не утруждая себя пояснениями, а затем еще и начинают пытаться строгать детей!
Вытащив ВЕСЬ пух и перья, погладил целителя по голове. Идет за ним, пытаясь запомнить расположение комнат... Надо будет потом еще раз все обойти... С восхищением взглянул на ложе Асклепия - сам предпочитал спать на ветке в образе совы. Кстати, а почему такое большое?...  Чуть покраснев, проследовал дальше.
Аромат трав и масел весьма приятно удивил Геката. Некоторое время постоял, наслаждаясь витающими в воздухе запахами, после чего вспомнил о назначении сего места. Долго раздумывать куда окунуться не стал. Весьма решительно направился к длинному бассейну с прохладной водой. Там же разделся, аккуратно сложив хитон и погрузился с головой в ароматную воду, вынырнув через несколько секунд.

Отредактировано Гекат (2012-07-15 13:11:19)

0

6

Асклепий прикрыл глаза, из-под полуопущенных ресниц наблюдая за Гекатом. Тот вел себя как мальчишка, попавший в очень интересное место. Оглядывался, смущался иногда, порывался спросить что-то, но не спрашивал.
"Захочет по-настоящему-спросит..."
Целитель некоторое время лежал в лечебной воде, потом поменял купальню, наслажаясь водой Эгейского моря. Соль очищала кожу, вытягивая грязь, и Змееносец наконец-то ощутил себя относительно чистым. Но все равно перешел в следующую купальню, тщательно намылил высушенную губку ароматным песком и стал яростно тереть кожу. Он уже больше не походил на свою тень, глаза заблестели, кожа раскраснелась, вновь приобретая привычный темно-золотистый загар. И только глубоко внутри все еще грыз ноющее сердце холод, подвывала ненависть, обида и отчаяние, заставляя Асклепия на секунду замирать, вздрагивая и не дыша. Каждый раз он кидал взгляд на Геката - а не заметил ли? Но тот либо не замечал, либо не показывал вида.
Наконец Змееносец присоединился к Гекату в большом бассейне, улыбнулся и тихо рассмеялся
-Ты много старше меня, Гекат, а все такой же юный... Как ребенок. И твое тело не меняется, ты похож на моего младшего сына
Асклепий оттолкнулся от бортика, ныряя под воду. Сильное гибкое тело, привыкшее к нагрузке, начало подчиняться разуму - целитель плавал, как рыба, и явно получал от этого удовольствие.

0

7

Немного подумав, снова нырнул. В этот раз на поверхности была только макушка и глаза. Окончательно впадая в детство, начал весело и задорно булькать... Как только сие занятие надоело, (3 раза нырнул) начал присматриваться к Асклепию - как-то излишне яростно целитель использует губку с песком. Но, как и чем мыться это личное дело каждого, а потому высказывать свое мнение о том, что врачеватель рискует протереть в себе дырку, не стал...
Услышав слова о ребенке, весьма обиженно забулькал, чем еще сильнее усилил сходство.
С явным наслаждением наблюдает за плавными движениями Асклепия. Немного шумно посопел, а затем рванул за Асклепием, желая догнать целителя. На языке все еще крутился вопрос о спальном месте...  Нет, Гекат не имеет претензий к ложу целителя, опять же-это дело сугубо личное! Но ТАКИХ размеров-это весьма необычно для бога, который практически не проводит время в собственной спальне.
Ас... А почему там было такое количество подушек на метр квадратный?..- Смущенно покраснел, мысленно ругая себя за несдержанность.

0

8

Проплыв под водой около половины бассейна, Асклепий вынырнул, судорожно глотая воздух. Все же он поторопился, и тело пронзило неприятной болью. Бедра свело резкой судорогой, и врачеватель был вынужден уцепиться за бортик, кое-как восстанавливая дыхание. Подобная слабость была ему совершенно чужда и непривычна.
- Боюсь... Нужны амброзия и нектар... Аид перестарался, никак не могу справится.
С первого раза вылезти не получилось. В итоге Змееносец кое-как вылез на бортик, попросил змей принести божественную пищу и не без удовольствия принялся за трапезу.
- Присоединяйся, Гекат. Если что, еда смертных у меня есть... Я иногда ем ее, чтобы стать более похожим на человека... Но сейчас это мне не поможет...
Врачеватель кинул короткий взгляд на Геката, чуть улыбнулся, заметив играющий на щеках бога ночи румянец смущения.
- Ты про мое ложе? - Асклепий улыбнулся чуть шире, - Я сын Аполлона, Гекат. И если я сплю с кем-то рядом... Любовные игры требуют много места. Но это ложе еще не видело таких ночей. Аид... Аид - второй, с кем я... Занимался любовью, если это можно так назвать

0

9

Догнал, как оказалось, почти вовремя- обеспокоен внезапной остановкой целителя. Сложил в уме 2 и 2. Уяснил причину и начал помогать целителю вылезти...
Мда... Перестарался-это слишком мягко сказано...     Благодарю!-счастливо улыбнулся и отпил из кубка немного нектара. По правде говоря, Гекат мог бы обходиться и вовсе без пищи, но в жизни бога должны ведь быть какие-то маленькие радости, не так-ли?..
Подобное объяснение размеров ложа и количества подушек смутило еще сильнее бога луны. Гекату начало казаться, что он лезет в нечто совершенно интимное и личное... Покосился на Асклепия. С явным облегчением воспринял улыбку бога, как символ отсутствия недовольства по этому вопросу. На радостях даже отпустил бортик бассейна... Сердито булькающий Гекат с невероятным бардаком на голове выполз из бассейна и присел рядом с врачевателем.

0

10

Асклепий с легкой улыбкой наблюдал за Гекатом. Он до сих пор не мог понять его, никак не мог определить, остался ли бог лунного света ребенком, или же это всего лишь одна из граней его личности. Он видел в Гекате двух существ. Первое было сыном бога и титана, богом взрослым, серьезным, мрачно-отстраненным. Таким он походил на старших богов и чем-то неуловимо был похож на Аида. Второе существо сейчас плескалось в бассейне. По-детстки дурашливое, обожающее ребячества, открытое и искреннее.
И Змееносец никак не мог понять свое отношение к ним обоим. Первый его притягивал, со вторым ему было легко, как с сыном.
Асклепий притянул к себе недовольного Геката, аккуратно коснулся его головы и начал приводить в порядок волосы. Масло из лотоса и амбры, замешанное на экстракте плодов оливы, как нельзя лучше подходило богу ночи. Целитель окунал пальцы в небольшую чашу, наносил масло на мокрые кудри Геката, перебирая пальцами пряди, втирая приятно пахнущий в кожу головы.
- У тебя красивые волосы, и беспорядок на голове тебя только красит... Но все же иногда стоит подумать и о своем теле, Гекат...
"Ты болен мною?"
- К тому же это приятно, не так ли? Мысли проясняются, голова становится легче... Это называется массаж, его придумали в стране восходящего солнца...Скажи мне, Гекат, твои вопросы касательно ложа... Те твои слова... Ты хочешь меня, Гекат?

0

11

Тяжелое, мрачное настроение немедленно испаряется при взгляде на улыбающегося Врачевателя...  Он был всегда серьезен, спокоен, рассудителен. В делах весьма внимателен, даже педантичен. Никогда не мог понять причины подобной серьезности в мелких деталях какой-либо проблемы. Конечно, Гекат не лишен легкомыслия, но быть внимательным тоже умеет, правда степень внимательности иногда оставляет желать лучшего, да и редко она просыпается...
Прикосновения Асклепия были не только неожиданными, но и очень приятными. Зажмурился от нежных прикосновений, сдерживая свое желание замурчать...
У меня на голове всегда порядок!- почти возмущен! А со стороны-картина маслом- только ребенок может стоять в центре бардака и говорить что в комнате все прибрано.
Вопрос о желании Асклепия поверг в некоторое смятение. Прочистив горло, произнес:Хм... Ас, давай я промолчу, а ты сделаешь вид, что доволен ответом? Голос сменил поверхностную звонкость на глубокий бархат. Смотрит на противоположный край бассейна, думая о чем-то своем. Или тебе нужен четкий ответ здесь и сейчас, без затягивания процесса?- прохлада, связанная с предыдущими подъемами этой темы вернулась в ныне лиловые глаза бога Ночи.

0

12

Асклепий продолжал мягко поглаживать и распутывать волосы Геката, одновременно слегка массируя его виски. Спокойные, уверенные движения пальцев, отделить прядь, смазать маслом, откинуть в сторону, отделить следующую. Густые кудри Геката были такими мягкими, шелковистыми... Совсем не такие, как волосы Аида...
Гекат ответил.
Врачеватель незаметно улыбнулся, вот только улыбка вышла слишком горькой. Даже несмотря на то, что этого ответа он и ожидал.
- Нет, Гекат, я не жду ответа немедленно. К тому же твоим молчаливым ответом я итак доволен, - целитель продолжал мягко перебирать волосы, пока последняя прядь не выскользнула из пальцев, - Я закончил. Теперь нужно смыть масло, тогда волосы будут словно светиться изнутри. У тебя великолепные кудри, даже Аполлон может позавидовать.
Змееносец снова мягко улыбнулся, взял пустую чашу, перегнулся через бортик и зачерпнул воды, начиная смывать масло. Если бы бог ночи прыгнул в бассейн, то все труды пошли бы насмарку. Еще пять-десять минут, и масла на волосах не осталось. Асклепий отодвинулся, вымыл руки и встал, подхватывая белый отрез ткани и оборачивая вокруг бедер.
- Отец мой, лучезарный Феб, уже уводит с неба колесницу. Ты намаялся со мной... Да и я устал, - солнце действительно клонилось к закату, - Я покажу тебе твои покои. Ты ведь останешься на ночь?
Асклепий быстро направился к своему дому, стараясь скрыть непривычный блеск в глазах. К горлу подступал ком, и Змееносец чувствовал, что долго не сможет сдерживать раздирающие изнутри ощущения. Хотелось сорваться на бег, но он не привык потакать своим желаниям.
Для Геката он выбрал одну из самых больших и красивых комнат, с удобным мягким ложем. Здесь были даже факелы на стенах и чаша с чистой водой. По указанию бога змеи принесли блюда с амбрзией,нектаром и едой смертных.
- Ночь - твое время, Гекат, - врачватель тепло улыбнулся, проводя ладонью по волосам бога лунного света, - Мой отец уступил тебе место, а я вынужден немного отдохнуть. Ты можешь нарушить мой покой в любое время. Я всегда рад тебе.
Целитель вышел из комнаты, прикрывая за собой резные створки двери. Прошел в свою огромную комнату, кажущуюся сейчас особенно пустой. Подошел к ложу, упал в мягкие объятия тканей и отчаянно вцепился зубами в подушку, пряча искаженное болью лицо и пытаясь сдержать рвущийся наружу крик. Пустота и холод, появившиеся в сердце после смерти Эпиона, за этот день неимоверно разрослись. Гекат, на какое-то время сумевший притушить своей заботой, не дал прямого ответа, и Асклепий не винил его в этом. После того, что произошло в подземном мире, он и сам чувствовал себя... Виноватым?
Вместе с ночной прохладой в комнату вползло одиночество, проникло вместе с воздухом в тело. Змееносец не выдержал и неслышно разрыдался. Впервые в жизни он чувствовал, что... Сломался?

0

13

В действиях Асклепия было что-то медитативное, ритуальное. Это весьма успокаивало и расслабляло Геката. Вообще, голова была достаточно уязвимым местом бога ночи. И он, и его совы млели от нежных прикосновений к макушке... Спасибо...- немного оттаял, улыбнулся Асклепию, но улыбка была наполнена усталостью... Почти безграничной-той, которая оседает в глазах пожилых людей седыми хлопьями. На миг легли складки морщин на лицо Господина Ночи, но исчезли так-же стремительно, как появились.
Ты мне льстишь!- весело и звонко рассмеялся. Порой и у богов бывают заскоки. Например Афин без ума от сов, а Гермес обожает коней Посейдона... Был свой пунктик и у Аполлона - абсолютнейшим оскорблением он мог принять  любое не особо лестное высказывание к своим кудрям...
Да... Уже поздно... Солнце уходит с небес, а Луна лишь вступает в свои владения... Вот и спокойствию приходит конец, не так-ли, Асклепий?..  Да, с превеликим удовольствием!- мягко улыбнулся врачевателю, мысленно подмечая несколько сильнее, чем обычно, бьющуюся артерию на шее-символ внутреннего напряжения. С улыбкой зажмурился, наслаждаясь прикосновениями Асклепия.-Спасибо, Ас...
После ухода врачевателя стоял у стены около пяти минут, прикрыв глаза. Сегодня полная луна... Не обратил внимания ни на пищу, ни на обстановку комнаты. Извлёк из воздуха факел-свой, невероятно лёгкий и ярко горящий факел, после чего вышел из комнаты и неслышной походкой пошёл по коридорам... Беззвучно прошёл к покоям целителя...  Для Геката, экс-бога врачевания и безумия, было не особо трудным делом определить приблизительные чувства Асклепия. Стойкий, горьковатый, больше похожий на жжёный миндаль аромат одиночества, острый, жгучий аромат вины и чуть тошнотворный, резкий специфичный аромат душевной боли... в дальнейшее изучение оттенков букета мрачных чувств решил не вступать. Погасил свой факел и встал в тени одного из углов комнаты, стараясь не привлекать к себе внимания. Бог-богом, а лучше все-таки побыть рядом, на всякий случай... Да и не дело это-оставлять Асклепия после всего, что с ним было совершено, одного на долгое время...

+1

14

- Отец мой, лучезарный Феб... - голос Асклепия в ночной тишине звучал почти умоляюще, - Почему ты не видишь более своего сына? - прошелестевший ветром ответ был почти не слышен, но врачеватель неожиданно рассмеялся. И в его ненормальном смехе было слишком много отчаяния, - Хотел бы и я как ты...
На это замечание Аполлон не посчитал отвечать. Змееносец подскочил на кровати, спрыгнул на пол, скинул с бедер белую ткань, провел ладонями по своему стройному тренированному телу и обратился к змеям, смотревшим на своего покровителя вечно немигающим взглядом.
-Что со мной не так? Я красив. Вроде как не глуп. Теперь я даже олимпиец... Я не ревнив и не мстителен, как остальные боги. Меня любят смертные, - змеи согласно кивнули и парочка особо смелых обвилась вокруг ног целителя, скользнула по животу и устроилась на руках,- Почему я всегда один? Неужели лишь потому, что прошу взамен постоянства?
Этот вопрос также остался без ответа, поэтому Асклепий махнул рукой и отправился к выходу из комнаты. Геката он пока что не замечал, погруженный в свои мысли и увлекшись рассуждениями.
- Но я не могу, как отец... Каждую ночь кто-то новый... Это неверно, если предлагать кому-то делить ложе, то помимо этого нужно предлагать и делить все остальное... Я старомоден?
Легкомысленный ветер рассмеялся в ответ тихим мелодичным смехом, и Асклепий передернул плечами. Вскоре он дошел до аптекарьского сада, опустился на колени и начал возиться с травами. Под его умелыми руками те быстро шли в рост и наполнялись целительной силой, чуть мерцая в ночной темноте. Змееносец с любовью и нежностью оглядел свой сад и вновь обратился к бессловесным змеям.
- Скоро можно будет собрать травы и приготовить лекарство. Потом мы пойдем лечить смертных, как раньше ходили, и мне понадобиться ваш яд. Наполните чашу, ладно? Мы исчезнем с глаз богов на пару столетий, пока я не привыкну... Не привыкну снова быть один. Теперь - абсолютно один, ведь даже надежды не осталось... Работа поможет... Я научился воскрешать мертвых, теперь же я буду искать лекарство от...Посмотрим.
Врачеватель распрямился, отряхивая руки, оглядел сад и радостно воскликнул.
- Надо будет поблагодарить Деметра... Все травы прижились с его помощью... И что-то Геката не слышно... Надеюсь, он в порядке, но надо бы проверить..

0

15

Мда... Подобное общение с родителем было весьма... Необычно. Возникает ощущение, что он всегда где-то рядом, а это не всегда является приятным... Пытается слушать слова целителя спокойно, без лишних действий и особо активных проявлений эмоций и волнения... Быть замеченным весьма опасался, ведь реакция врачевателя могла быть абсолютно любая, но не факт, что приятная. Потому отошел чуть глубже в тень. Проследовал за Асклепием. Наличие целого сада целительных трав весьма удивило Геката, однако, поразмыслив немного, пришел к выводу, что в подобном саду ничего особо странного нет.
Не без удовольствия наблюдает за действиями Асклепия. Улыбка хотела появиться на губах бога ночи, но, видимо испугавшись слов об уходе на сотню лет, стремительно сбежала с лица Геката. Тяжко вздохнул - ну не может бог луны вмешаться в дела змееносца! Ну не имеет права титанид мешать Олимпийцу банально отравлять себе свою-же жизнь одиночеством! Тонкие пальцы весьма сердито сжали легкую черную ткань хитона. Не на шутку разозлившийся, Гекат проскользнул обратно в здание и ушел куда-то вглубь, не особо вдаваясь в план дома. Ходьба успокаивает.  Пречем быстро, качественно и надежно. Злость переходит в тоску. Хотелось помочь. Но как?  Сел на каменный пол, прислонившись спиной к стене. Отметил в мыслях, что находится весьма недалеко от комнаты врачевателя...  С тяжелым камушком над сердцем, зашел в покои Асклепия, но в этот раз сел близ ложа, ради разнообразия и лучшего обзора. Тем временем, Луну на небе скрыло темное покрывало ночных туманных облаков...

Отредактировано Гекат (2012-07-20 00:21:02)

0

16

Асклепий стремительным шагом вернулся в "дом", направляясь к покоям Геката. Только у самых дверей он вспомнил, что обнажен и чуть было не рассмеялся в голос. После его откровенного вопроса, заданного богу лунного света, визит в таком виде мог быть расценен как провокация. А портить отношения с Гекатом Асклепию не хотелось.
- Мда, я действительно жалок, - Змееносец вошел в свои покои, по привычке разговаривая со змеями,- Что бы сказал отец, если бы увидел, как его сын говорит со змеями, стенами, подушками и травами? Мне ведь даже поговорить не с кем, кроме вас, дорогие мои аспиды... Мне кажется, что я схожу с ума...
Змееносец осторожно снял с себячешуйчатых гадов и опустил их на пол. Те, почувствовав желание покровителя, быстро уползли прочь. Сейчас врачеватель почему-то хотел остаться с собой один на один. Испробовать себя на прочность. Бог вновь опустил на ложе, раскинув руки, и всмотрелся в потолок.
- Гекат, я знаю, что ты здесь. Твои волосы пахнут тем маслом... Ты все слышал, да? - сейчас Асклепий уловил легкий аромат, ранее отсутствующий в воздухе, - Я... Я и правда хотел бы... Хотел бы разделить с тобой ложе. И... И свою жизнь. Но тебе, видимо, не хочется этого. Я не буду настаивать. Просто надеюсь, что, узнав правду, ты не перестанешь быть моим другом.

0

17

Если тебе кажется, что ты сходишь с ума, значит ты противоречишь себе... Лишь здравый разум в состоянии обвинять себя в ненормальности... Хмыкнул, осмотрев покровителя врачей. Нет, как и  в чем, или без чего ходить, это личное дело каждого бога! Одному нравятся туники, другому хитоны, а третий любит ходить обнаженным... Ну да ладно, отвлекся от разглядывания Асклепия и посмотрел на ложе...
Масло?!- Только вспомнил, что масло обладало достаточно тонким, но все-же ощутимым ароматом... -Никакой из тебя, Гекат, конспиратор... Надулся, понимая, что дальнейшие попытки сохранить свое "инкогнито" бессмыслены, и стянул подушку с ложа Асклепия. Скрываться, впринципе, было уже незачем, а посему, подполз с подушкой поближе к ложу, подальше от тени.
Слышал... И... Да, мне этого хочется, и я согласен разделить и ложе и жизненный путь. И другом быть не перестану в любом случае... Остается лишь один вопрос...-сел рядом, зарываясь в мягкие подушки,- А что в потолке такого интересного ты нашел??? Вопрос прозвучал если и не обиженно, то по крайней мере с изрядным недоумением... Обратил свой взор туда-же... (в потолок)

0

18

- Гекат....
Асклепий ожидал какого угодно ответа. Жесткого отказа, мягкого порицания, обещания подумать... Он даже мог предположить согласие, но все же настолько странного сочетания серьезности и абсурдно-детского вопроса он не предполагал.
На какое-то время врачеватель умолк, продолжая смотреть в потолок и пытаясь понять суть вопроса. А потом просто рассмеялся. Громко, истерически, до слез. И вместе с этим смехом из его сердца выходила и боль, и ненависть, и отчасти это щемящее чувство пустоты.
- Ты такой... Такой... - целитель перевернулся, сел и заключил бога ночи в объятия, уткнулся ему в плечо и замер. Он сейчас даже не пытался разобраться ни в происходящем, ни в своих чувствах. В этот момент ему было почти хорошо. Мир перестал рушиться, и впервые за долгое время боль ушла куда-то вглубь. Не исчезла, но затаилась, перестала терзать душу, и от этого ощущения чуть кружилась голова.
Постепенно, понимая, что титанид не собирается его отталкивать, целитель прижался чуть сильнее и, осмелев, коснулся его губ легким поцелуем.

0

19

Невероятно пристально разглядывает потолок, явно надеясь обрести в нем скрытый смысл бытия....
Тихонько скосил глаза в сторону Асклепия. Смеется?.. Это хорошо... счастливо улыбнулся и, от избытка чувств, взъерошил собственные кудри.  Итог поражал. Это был апофеоз бардака на  голове бога... Более хаотичных переплетений прядей не было даже у стааааарого Кроноса...
Какой?- с интересом взглянул на врачевателя, прекрасно понимая, что эта фраза вполне могла не иметь окончания, просто потому, что не могла! Логика Геката иногда поражала его самого, но что поделать...
Обнял Целителя,  зарываясь попутно носом в светлые пряди волос.
На поцелуй ответил легкой улыбкой- несколько игривой, но в целом бесконечно нежной, счастливой.

0

20

- Такой настоящий
В шепоте Асклепия не было насмешки. Гекат сейчас казался ему единственным реально существующим созданием на всем Олимпе. И в его собственной жизни, где в последнее время не было замечено даже присутствия многочисленных сыновей.
Ладони целителя мягко поглаживали плечи бога ночи, постепенно подбираясь к бйной шевелюре.
- Ну вот, а я столько усилий приложил... - пальцы Змееносца скользнули в перепутавшиеся волосы, стали ловко разделять шелковистые пряди, все еще пахнущие маслом. Занятие было бессмысленным - волосы Геката за секунды возвращались к первоначальному состоянию. Целитель не настаивал на близости, хотя и не был бы против. Но все же он прекрасно понимал, что богу лунного света может быть неприятно касаться его тела, еще недавно покорно изгибавшегося в руках Аида. Раны практически затянулись, но вот следы, оставленные владыкой подземного мира обещали еще долго украшать багровыми узорами золотистую загорелую кожу.

0

21

С интересом смотрит в глаза Асклепия- Настоящий?... я всегда считал себя непостоянным, но могущественным миражом... То есть, то нет... Непостоянен как и Луна. Но мнение Аса в этом вопросе неоспоримо! Лучезарно  улыбнулся, наслаждаясь близостью с покровителем целителей.
М... Прости...-По детски виноватый взгляд... Но продлился приступ вины недолго- тихо мурчит от прикосновений ласковых пальцев. Не смотря на попытки целителя внести хоть какой-то порядок в шевелюру, новые хитросплетения завязывались в морские узлы. Осторожно провел ладонью по груды Асклепия, наслаждаясь телом его тела.

0

22

- Скажи мне, Гекат, чего же жаждешь ты? Мое желание вполне ясно, но я не хочу навязывать его тебе.
Асклепий продолжал плавно водить пальцами по плечам бога ночи, очерчивая выступающие ключицы, прослеживая пульсирующие под бледной кожей сосуды и иногда припадая губами к  впадинке над грудиной. Гекат, по сути являющийся гораздо более могущественным богом, чем Змееносец, сейчас казался ему необычайно хрупким. Врачеватель чувствовал, что это ощущение обманчиво, что это всего лишь очередная иллюзия, которая растает как лунная дорожка, когда ночное светило затянут облака. Но он ничего не мог с собой поделать. Оттого и старался контролировать каждое свое движение и слово, хотя внутри просыпался неведомый ему прежде бог, истинный сын лучезарного Феба. Тот самый Асклепий, который добивался любви Эпиона, смотрел сейчас на Геката и улыбался ему нежной, беззаботной улыбкой.

0

23

Хм...-вопрос ввёл в лёгкий ступор. Гекат, к своему стыду, ранее не предавался размышлениям на тему своих желаний. Вообще, подобная интимная близость была для бога луны весьма новой... А посему предпочёл быть ведомым Асклепием, предоставляя ему практически полную свободу действий. Краем мысли заметил наличие некоторого внутреннего напряжения врачевателя.  Все умные и не очень мысли встали, поклонились и тихо покинули голову Геката, не мешая очередному приступу любования улыбкой. одна шальная мысль пробежала в сознании бога ночи.  Пробежала и поспешила материализоваться.  Обнял врачевателя и  нежно прикоснулся губами к кончике носа врачевателя,после чего счастливо улыбнулся.

0

24

Асклепий, с легкой улыбкой наблюдавший за Гекатом, только тихо рассмеялся в ответ на этот странный полудетский поцелуй. Но потом посмотрел серьезно, прекрасно осознавая, какая на нем сейчас лежит ответственность. И это немного пугало, но, с другой стороны, превносило в жизнь целителя то самое, чего так долго не хватало... Не просто романтики и каких-то легких отношений, коими грешили многие боги. А именно этого серьезного ощущения, что твои чувства и действия будут иметь последствия, за которые придется отвечать.
Очень мягко, стараясь не напугать Геката излишним напором, врачеватель притянул его к себе, обнимая и поглаживая по волосам. Взяв лицо в ладони и подарив очередной полный нежности взгляд, Змееносец прильнул к губам бога лунного света долгим, глубоким, чувственным поцелуем. Скользнул горячим языком по его губам, проникнул внутрь, плавно лаская язык бога и узнавая его вкус, пристально наблюдая за реакцией. Медленно разорвал поцелуй, снова прижал к себе Геката, поцеловал уже в шею, скользнул губами к ключицам. Оторвался ненадолго, заглядывая в глаза - уверен ли тот?

Отредактировано Асклепий (2012-08-08 01:51:43)

0

25

Легкомыслие предпочёл оставить за границами покоев Асклепия. Детский взгляд голубых глаз наполнился внимания, прикованного к действиям врачевателя. Осознаешь?...-вопросительный взгляд фиалковых глаз. Ни теплый, ни холодный, похожий на свет луны летней ночью. Пронзительный. Взгляд Титана.
Прикосновения к лохматым кудряшкам весьма приятны богу ночи. Временами он все-таки очень похож на своих любимцев-сов. Поцелуй Асклепия вызвал  весьма сильную волну чувств в душе титанида. Настороженность, удивление, волнение, наслаждение, умиротворение и, чуть горьковатое послевкусие обиды-хотелось еще, а ТАКОЕ нещадно прекратили. После воды, да еще и прогулок по прохладным коридорам, кожа несколько снизила температуру, а потому прикосновения горячих губ Асклепия к шее казались почти обжигающими, дарящими не только ласку, но и тепло бога. На вопросительный взгляд целителя согласно кивнул, сопроводив  свой взгляд теплой улыбкой

0

26

"Разреши мне влюбиться в тебя, Гекат"
Асклепий спустился поцелуями ниже, обвел языком выступающие ключицы, скользнул еще ниже. Мягкие горячие губы обхватили розоватый, уже возбужденный сосок Геката. Самым кончиком языка Асклепий пощекотал тонкую кожу, чуть прикусил, совсем легко, почти неощутимо.
Тело бога ночи казалось ему странно холодным, и целитель, подчиняясь странному порыву, лег сверху, опираясь на локти.
-Я буду нежен, Гекат. Останови меня, если что.
Губы скользнули по животу, ладони огладили бедра. Мягко, нежно, как можно более неторопливо, давая любовнику время привыкнуть к ласкам, понять, что ему нравится, что нет. И язык выодит узоры на коже, все ниже и ниже, уже перейдя на бедра.
"Я сделаю все для тебя этой ночью, Гекат"

0

27

Позволь осветить твои пути сиянием серебряной луны...
Мысленно отметил, что Асклепий не просто теплый, а обжигающе горячий. Пылающее солнце. Сын Апполона. Свет, тепло и нежность греющих лучей светила воплотились в ласках врачевателя. Дразнящие прикосновения языка целителя заставили  покровителя луны резко выдохнуть. Все... Так ново... Поглаживает золотистые пряди Асклепия, теряясь в ощущениях. Я думаю, что до такого не дойдет.-тепло улыбнулся и кивнул змееносцу. Попытался представить, какие именно узоры вырисовывает целитель. Внутренний голос ехидно намекнул, что вензелей могло быть и больше. Ярко краснеет, заставляя помидоры зеленеть от зависти. Понимая причины замедления "рисования", прислушался к ощущениям. Фантазия подкинула картину маслом- Асклепий с кистью и Гекат в роли холста... Отмахнувшись от бреда фантазии, посмотрел в глаза врачевателя, продумывая коварный план...

0

28

- Не бойся желаний тела и своих стремлений
Жаркий шепот Асклепия, казалось, доносится отовсюду. Горячие губы вновь скользнули по бедру, язык прошелся по границе завитков волос. Осыпав поцелуями внутреннюю сторону бедер Геката, целитель мягко улыбнулся и прикоснулся губами к мужскому естеству Титана. Змееносец закрыл глаза, сосредотачиваясь на ощущениях, зарываясь носом в мягкие волоски, проводя языком у самого основания, и выше, возбуждая, заставляя снимать с себя покровы стыда и смущения.
В этом не было ничего противоестественного.
В таком - не было. Было чувство, было желание, разрастающее глубоко внутри, выраженное в плавных движениях языка и губ целителя, ласкающих нежную плоть бога лунного света.
Страстным Асклепия назвать было нельзя - сам по себе он сильно отличался от своего отца, предпочитая любовный акт нежный и вдохновенный. Та страсть, что жила в сердце Змееносца, вырывалась на волю только будучи разбуженный более сильным и уверенным партнером.

0

29

Не бойся желаний... как просто сказать!
Казалось, что от света пылающих факелов и жаркого шёпота Асклепия скоро начнёт таять. Задумавшись на миг о перспективе стать первым жидким,а затем и газообразным богом, пропустил момент покушения на свою плоть. Коварный план, уловив свою ненужность, изволил рассыпаться. Мда. По телу пробежала лёгкая дрожь предвкушения дальнейшего действа. Не смотря на то, что сам Гекат ещё в ощущениях и стремлениях не разобрался, телу все было гораздо понятнее, а потому, его реакция на прикосновения губ и языка была вполне естественна.
Подчёркивая верное направление действий врачевателя, положил ладонь на затылок божества, наслаждаясь лаской. Творец... Творец во всем... Сдержанный стон сорвался с губ покровителя ночи.

0

30

"Значит, я отчасти угадал"
Асклепий лишь устроился поудобнее, пропустил руки под согнутми в коленях ногами Геката. Горячие ладони бога врачевания заскользили по гибкому телу бога лунного света, мягко, ненавязчиво, не отвлекая от основного действа. Ласкать это полудетское тело было приятно - некий странный диссонанс между внешностью Геката и его истинным возрастом и обличьем приводил целителя в тихий восторг. Возникало ощущение, что бог ночи доверяет ему нечто большее, чем просто свое тело.
Змееносец не спешил. Ему нравилось ощущать тонкую ладонь на своей голове, чуствовать, как пальцы зарываются в волосы. Ему нравился вкус Геката, еще неявный, скользящий полутоном по губам и языку, раскрывающийся в каждом новом движении. Асклепий плавно двигал головой, плотно обхватив губами разгоряченную плоть, забирая глубоко в горло, заходящееся сдавленными от такого проникновения стонами. Врачеватель водил языком по влажной головке, слизывая проступающую влагу, давая себе легкую передышку, чтобы сделать короткий глоток воздуха, по сути не нужного, но... Но гораздо приятнее было вот так, почти по-человечески, отдавая всего себя этому процессу.  Он еще не знал, как любит Гекат, опасался двигаться слишком быстро или слишком медленно. Собственная плоть горела, жаждала контакта, но пока что это было совершенно неважно.

0


Вы здесь » Эллада » Олимп » Дворец Асклепия