Эллада

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эллада » Флэшбэк\Флэшфорвард » Копье Диомеда


Копье Диомеда

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

1. Название
Копье Диомеда
2. Участники
Арес, Асклепий
3. Временной промежуток
Давным-давно, примерно 720-730 год до н. э
4. Краткая суть
Более всех ненавидела Ареса Афина. Однажды она искусно направила против него копье героя Диомеда, которое отыскало незащищенное броней место и пробило Аресу живот. С диким воем покинул Арес поле боя и прилетел на Олимп с жалобой на Афину. Зевс же даже не захотел выслушать объяснения Ареса, заявив, что он наказан по справедливости и заслуживает того, чтобы находиться не на Олимпе, а в тартаре. Разгневанный Арес, обдумывая план мести, забыл о ране. В отличие от бога врачевания.

+1

2

На безоблачное небо Олимпа наползли грозовые тучи, тяжелые, свинцово-серые, окутанные сетью молний. Асклепий оторвался от лекарственных трав, которые он поливал специальным настоем, и прислушался к рокочущему гневу Зевса.
- Опять не в духе. Кто на этот раз?- змея, обвившая его левую руку, не ответила, только скользнула языком по коже бога, - Да, я согласен. Не было б беды...
Если для других богов войны и катаклизмы были естественным способом выражения их злости и ярости, то для Асклепия они означали очередную долгую и кропотливую работу. Бог врачевания терпеть не мог войны - неважно ради какой цели - поэтому втайне косо смотрел как на Ареса, так и на Афину. Но если гневался Зевс... Это было страшнее, и, можно сказать, по-настоящему пугало целителя.
Асклепий ополоснул руки, подхватил свой посох, вокруг которого обвилась переползшая с руки змея, и поспешил к жилищу Зевса. Обычно, приходя в себя после приступа ярости, громовержец разрешал юному богу облегчить страдания тех, кого он покарал.
Босые ступни врачевателя щекотала зеленая трава, земля Олимпа была теплой, хотя порывы резкого ветра несли с собой холод...
... Ареса он увидел сразу. Бог вероломной войны выглядел так, будто был готов уничтожить первого встречного без разговоров. В таком состоянии приближаться к нему было опасно. Поэтому вокруг не было ни богов, ни муз, ни иных обитателей Олимпа. Асклепий тоже захотел уйти, но запах божественной крови заставил его присмотреться внимательнее. Заметив страшную рану, целитель без колебаний приблизился к Аресу.
- Надеюсь, разрешишь помочь? - в голосе врачевателя слышалась тревога.

+1

3

Все произошло так быстро, что Арес даже не успел толком понять. То есть, его понимание окончилось именно на том моменте, когда копьё проклятого Диомеда пробило ему, богу войны, живот – насквозь, и оставаясь торчать в теле. Какое-то время Арес смотрел на быстро хлынувшую из раны алую – по-человечески алую – кровь. Затем сознания достигла боль.
Вой, который слышали даже смертные, был следствием в первую очередь не яркой, как молния Зевса, боли, нет – это был вопль ярости. Ярости, и, возможно, еще обиды – разумеется, не на Диомеда и даже не на Афина, спокойно улыбающегося в лицо ненавистному брату. На Ананку, судьбу-неотвратимость, которую никто и никогда не видел. Воистину – смертный, покалечивший бога!..
На Олимпе он, уже избавившись от копья, зажимая руками рану, все пытался сбивчиво объяснить отцу, что случилось. Смертный поднял руку на бога – не самая большая редкость, конечно – но он преуспел! Одно это внушало ужас. И дело было даже не в Афине. Другое дело, что послушал Дий-громовержец именно любимого сына, мудрого не по годам…
Видать, от мудрости и девственник. Горе от ума.
Арес предпочел уйти. Особенно после фразы, где ему место – уж никак не на Олимпе.
Обида и раздражение заставили искать убежища как можно дальше, но и уйти далеко он не мог. Мешала – удивительно! – физическая боль. Арес считал себя терпеливым к такого рода вещам, но боль усиливалась яростью, ярость – гневом, гнев – болью, и круг разорвать не получалось.
Голос Асклепия Арес услышал не сразу, и сквозь какую-то пелену. Бросил гневный, но слегка непонимающий взгляд на врача, словно вспоминая, кого видит перед собой.
- Радуйся, сын Аполлона, - с усилием наконец выговорил Арей, криво усмехнувшись. – К чему тебе лишние заботы? Само заживет.

0

4

Асклепий некоторое время молча вглядывался в лицо Ареса, на котором сменяли друг друга гнев, раздражение, обида, боль и, как ни странно, затаенная печаль. Сквозь судорожно сжимающиеся пальцы Ареса текла густая кровь, и этот запах явно привлекал змею на посохе Асклепия. Она плавно покачивала головой, тихо шипела и изгибала гибкое тело, то ли мечтая отведать крови бога, то ли, наоборот, исцелить рану.
- Принеси мне травы и приведи других, - бог обратился к змее и та соскользнула с грубой деревянной палки, исчезая в траве.
Сам бог опустился перед сидящим Аресом на колени, решительным движением перехватывая его запястье и с усилием отводя руку более сильного бога в сторону. Не будь бог войны ранен, целитель явно бы получил за такое обращение.
- Радоваться? Мне? Чему? Тому, что громовержец рвет и мечет, взрезая небо своим гневом? Или тому, что ты, Арес, своим ревом и воем переполошил мой серпентарий? - Асклепий аккуратно очищал рану от обрывков одежды, но все равно работать было неудобно, - Или тому, что тебе больно? Снимай доспех, Арес. Или его сниму с тебя я. Я ненавижу, когда рядом со мной кто-то страдает. От этого травы плохо растут, а у меня начинает болеть голова.
Асклепий распрямился, скрещивая руки на груди. Окровавленные пальцы оставили на его белом хитоне темные пятна, но врачевателя это явно не смущало. Он ожидал решения Ареса, хотя по нему было видно - отпускать бога войны он не собирается, как бы тот ни сопротивлялся.
- Давай-давай. Я долго ждать не буду. Чем дольше тянешь, тем больней лечение. Мне тебя не жалко, Арес, твои козни добавляют мне проблем... Но если ты тут истечешь кровью и не сможешь дальше разжигать костры войны, я, видимо, умру от скуки, сражаясь только с насморком и аллергией.

+1

5

Арес с некоторым удивлением смотрел на аполлонова сына, слегка приподняв светлые брови. Ему не слишком часто приходилось ощущать на себе чью бы то ни было заботу, пусть даже и заботы из чувства долга. С родней он почти не общался, а если и сталкивался с кем-то – чаще всего эти стычки оканчивались как минимум неприятностями. Иногда Эниалию казалось, что так и говорить разучиться недолго – настолько много времени он проводил в одиночестве.
Руки у Асклепия оказались аккуратными. Лекарь не стеснялся пачкать их в крови и явно не боялся – или умело делал вид, что не боится, - связываться с богом войны. Это отчасти подкупало, однако Арей не любил заботы о себе просто потому, что не привык ее получать. Как, впрочем, и дарить.
Он взял светловолосого врача за запястья и отстранил его от себя. Затем, взамен на самоуправство, одарил Асклепия хмурым и тяжелым взглядом, от которого, если поставить перед суровым богом мису с молоком, ее содержимое тут же бы прокисло.
Однако спорить с сыном Лучезарного Феба не хотелось. Во-первых, Арес крепко подозревал, что нарвется на очередную отповедь и укоризненный взгляд. Еще и мальчишкой глупым себя ощутит – «лечиться не хочет!» А во-вторых…
Если так хочет помочь, почему нет?
Эниалий, воплощение недовольства собой и миром, принялся расстегивать доспехи. Шлем его покоился рядом с владельцем.
- Много слов, - мрачно буркнул не отличающийся воспитанием бог войны и стянул наручи, затем нагрудную часть доспеха. А после этого воззрился на Асклепия едва ли не с детской обидой в серых глазах. – И вовсе не страдаю я! – упрямо возразил он словам врача.

0

6

-Аккуратнее с руками... Дядя, - Асклепий слегка улыбнулся, используя распространенное среди смертных слово, - В конце концов, этими руками мне тебя лечить.
Целитель опустил руку, позволяя первой змее оплести ее, залезть повыше и обернуться вокуг шеи. Маленькая, но уже смертельно ядовитая рогатая кобра, привезенная из пустынных земель, не славящих богов, держала в пасти пучок трав. Асклепий погладил чешуйчатую смерть по клиновидной голове и забрал травы. Через некоторое время его "служители" доставили и полную воды чашу с пестиком, и несколько маленьких амфор, и чистую белую ткань.
- Увы, лечить касанием могу я только смертных... Насчет страдания не знаю, но твои гримасы явно говорят мне, что восторга ты не испытываешь. И глупо утверждать, что дыра в теле не приносит боли. Тебя, Арес, я глупым не считаю.
Времени на разговоры Асклепий не тратил. Пока бог врачевания говорил, он успел смочить ткань водой и начал стирать кровь с кожи Ареса, очищая рану. На хмурые убийственные взгляды он не реагировал, по крайней мере, его лицо оставалось столь же невозмутимым. Однако, увидев ранение в полной красе, он недовольно нахмурился.
- Я вижу, то дела Афина. И потому не заживает просто так... Ну что ж, с Афином буду говорить я позже. А может быть, нашлю чесотку. Коль если у него свербит, так пусть свербит не только в мозге.
Асклепий говорил даже не сколько с Аресом, сколько сам с собой. Или со змеями, благодаря каждую за помощь. Пока он растирал травы и смешивал настои, две змеи пожертвовали по капле своего яда. Итоговая смесь получилась темно-бирюзовой и сильно пахла мятой. Бог врачевания смочил в ней кусок ткани и наконец-то поднял голову, смотря Аресу в глаза.
- Будет очень больно. Яд ненависти Афина придется выводить ядом другого бога. Например, меня -губы сына Аполлона тронула легкая улыбка

0

7

Критика в адрес Афина вызвала некоторую усмешку на лице бога войны. В большей степени потому, что в словах Асклепия не чувствовалось никакого стремления подольститься, и они казались искренними.
- Ты проницателен, врачеватель, - голос, после того самого достопамятного вопля ярости, оказался хрипловатым и чуть-чуть сел. – Афин здесь руку приложил.
Рассказывать, как дело было, не хотелось, да Асклепий, к его чести, и не спрашивал. На редкость ценное качество для врачей во все времена – не домогаться до пациентов, спрашивая «а как это Вы обзавелись такой странной травмой». А молча лечить.
Высокая ответственность, высокий спрос.
Змеи, которыми окружил себя сын Аполлона, однако, доверия Арею особенно не внушали. Он не боялся, но и симпатии к ним не испытывал – но спорить с собеседником не стал. Еще обвинит в предвзятости, а то и вовсе обидится. Ну их в Тартар, этих змей.
Однако, когда его собрались лечить ядом чешуйчатых тварей, у Эниалия заметно расширились глаза.
«Это что, как «клин клином»?!»
И однако, снова бог вероломной войны не стал препираться. Только коротко кивнул и приготовился терпеть. Больно – значит, больно, не привыкать… потом не удержался и все-таки спросил:
- Почему ты так лечишь – ядами? Это…
Он чуть замялся, не зная, как лучше выразиться, и проклиная одолевший приступ косноязычия. Затем, наконец, закончил фразу:
- Необычно.

0

8

- Ты думал, что я не узнаю руку бога, давшего мне сына? - Асклепий усмехнулся, - Афин предпочитает рук не пачкать сам... И действует через несчастных смертных...
Асклепий положил ладонь на грудь Ареса, заставив его чуть отклониться назад. Темные глаза бога потемнели еще сильнее. Не то, что бы целитель недолюбливал Афина, но.... Афин и Аполлон то соперничали, то поддерживали друг друга, но когда Афин принес младенца Гигиея... Лучезарный Феб готов был уничтожить сына, а вместе с ним и Гефест. Тем не менее, девственность Афин все же сохранил, что и помогло кое-как решить проблему.
К тому же, именно Афин дал Асклепию, тогда еще бывшему полубогом, кровь Горгоны. И по сути именно это в итоге привело врачевателя к смерти.
Поэтому он все же был на стороне Ареса. Хоть вспыльчивый бог вероломной войны и многим перешел дорогу, но Асклепий предпочитал тех, кто не скрывает истинные чувства. Аресу что-то не нравилось - Арес впадал в ярость - Арес начинал действовать. Простая, действенная схема...
... Асклепий зашел богу войны за спину, осмотривая рану сзади. Промыл водой, приготовил вторую смоченную лекарством ткань и решительно прижал обе тряпицы к пробитому копьем телу бога. Чтобы тот от боли не дергался и еще больше не бередил кровоточащие  раны, врачеватель фактически прижал Ареса спиной к своей груди. Когда было необходимо, целитель оказывался вполне физически сильным.
- Яд в малых дозах - сильное лекарство. Не нравится - могу лечить улыбкой, как отец. Но, если честно, это точно не поможет, - целитель попытался ворчать, но беспокойство в голосе все равно прорывалось, - К тому же, здесь не только яд, Арес.  Здесь травы, ягоды, коренья... Моя сила. И мое знание... Скажи, Арес, ты помнишь, чтобы я хоть раз ошибся в назначении лекарства?

0


Вы здесь » Эллада » Флэшбэк\Флэшфорвард » Копье Диомеда