Эллада

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эллада » Флэшбэк\Флэшфорвард » Аверс и реверс


Аверс и реверс

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

1. Название:
Аверс и реверс
2. Участники
Танатос, Асклепий
3. Временной промежуток
Далеко прошлое
4. Краткая суть
Асклепий при помощи знаний и крови Горгоны не просто лечит, но и воскрешает смертных. Люди при жизни называют его богом. Само собой, это сильно не нравится богам, особенно Танатосу, у которого отнимают работу. Бог Смерти достает и без того недовольного Аида и Зевса, пытается делать гадости Аполлону. И в итоге ему разрешают забрать жизнь целителя.

0

2

- Спасибо, Панакей, - Асклепий улыбнулся сыну, потрепав его по голове. Панакей расцвел улыбкой, дождался, пока отец выпьет лекарство, и помог ему встать. Немолодой уже целитель в последнее время чувствовал себя не очень хорошо. Нет, он не болел. Просто ощущал странную усталость, причин для которой так и не мог найти.
Первый всплеск гордыни в душе прошел. Он стал великим героем, которым никогда не хотел быть.
Кому-то суждено убить Гидру или уничтожать чудовищ. А кому-то побеждать смерть. И Асклепий смог.
Как же он был горд!
У него было все - любимый, дети, почет, слава, уважение, ученики... К нему шли за советом и помощью со всей Эллады. А отец, как же им гордился отец. Аполлон даже спустился с неба однажды, чтобы обнять своего сына... И предупредить, что боги недовольны такими "успехами" человека. Куда уж там не возгордится. Сами боги чувствовали в нем угрозу.
Но все менялось. Асклепий чувствовал, что зашел в тупик. Что дальше некуда развиваться. Победа над смертью - мечта любого врачевателя. И вот она, в его руках. В колбах, амфорах...Одной капли крови хватит, чтобы подземный мир опустел.Но...
Он старел, но тело, по-прежнему прекрасно сложенное и совсем не дряхлое, уже не могло выдерживать привычный ритм жизни. Дети, его отрада, стали прекрасными врачами и разошлись по городам, чтобы исцелять тела и души.
А полубог сидел на ступенях храма Аполлона, смотрел на закат, и отчего-то чувствовал, что скоро случится что-то важное.
А за дверьми храма стояла толпа людей, ожидая, когда целитель двинется к дому...

+3

3

Расхожее мнение о том, что бог Смерти Танатос ненавидит смертных, было не совсем верным. Танатос не испытывал ненависти, он просто не видел в людях ничего заслуживающего внимания. Поэтому когда приходило время, исторгал души из тел со свойственной ему холодной отстраненностью, он не знал пощады, был безжалостен, и не испытывал никаких эмоций, рассматривая очередную смерть, как нечто само собой разумеющееся.
Но к одному смертному он все-таки был неравнодушен.
Да и смертным его назвать  Танатос мог с большой натяжкой. Сынок Аполлона, Асклепий, целитель, по рвению и таланту не уступающий своему возлюбленному смертными и богами папаше, он уже несколько десятилетий стоял у Танатоса, как кость в горле.
Этот гнусный во всех отношениях человечишко мало того, что чудесным образом исцелял, казалось бы, безнадежно больных смертных, лишая этим Танатоса работы, но и повадился их воскрешать из упокойников, окончательно бросая тень на честное имя самой Смерти.
И, что характерно, никому не было до этого  дела.
Аполлон умилялся, всячески поощряя зарвавшегося отпрыска, Боги Олимпа в открытую ржали, благо с ними Смерть встречался не часто, даже Аид, что самое обидное, издевался и довольно хихикал, глядя на адовы муки своего подчиненного.
Танатос приходил в бешенство, закрывался с головой огромными крыльями и уходил в глубокую депрессию, начал откровенно филонить работу, намеренно не появляясь у ложа тех, кого приходил врачевать Асклепий.
А потом не выдержал и заявил Аиду, что уходит. и пусть теперь он сам выполняет всю грязную работу.
И тут, о Великая Бездна Тартара, Аид задумался.
Самому лень, подчиненных не густо, да и как без Смерти?
Непорядок.
И полетела кляуза Зевсу.
И сейчас, спустя пятнадцать лет и кучу бюрократических проволочек, Танатос стоял за спиной Асклепия, напустив на себя самый, что ни на есть мрачный вид, хотя сам едва сдерживался, чтобы не пуститься в пляс от радости. Как он и подозревал, столь бурная реакция явно свидетельствовала о том, что на почве Асклепия у Смерти изрядно потекла крыша.
Он едва дождался, пока сын Панакей покинет храм.
- Ну что, смертный, - делая акцент на последнем слове, проскрипел Танатос, - ты понял свою ошибку?

+1

4

Предчувствие полубога не обмануло. Асклепий медленно повернулся на скрипучий голос, окинул взглядом стоявшего позади бога и... улыбнулся.
- Танатос, ежели я еще хоть что-то смыслю
Мужчина медленно поднялся со ступеней храма, отряхнул одежды и повернулся к богу смерти лицом. Даже несмотря на возраст, бороду и прорезавшие лоб и уголки глаз морщины, Асклепий не выглядел старым. Все те же ярко блестевшие глаза, подтянутая фигура, гордая осанка. Да, пожалуй, та же улыбка - легкая, понимающая, добрая.
- Что ж, видимо моя гордыня в итоге не понравилась богам. Уж коль сама смерть явила мне свой лик... Я ожидал тебя, Танатос. Может быть, пройдемся. Ты ведь не хочешь сразу забирать мою душу, иначе бы уже забрал ее.
Нельзя сказать, что Асклепий не боялся. Боялся. Смерти бояться все. Но врачеватель видел ее настолько часто и настолько сильно свыкся с мыслью о том, что рано или поздно придетя умирать, что не впадал в истерику. Но считал, что имеет право перед смертью узнать кое-что важное... Важное именно для него самого.

+2

5

Танатос молча кивнул, подтверждая сказанное Асклепием. Не смотря на то,что целитель доставил ему немало неприятностей и хлопот, он не мог отрицать, что испытывает к нему определенного рода уважение. Не каждый день встретишь смертного, пусть и сына и любимца богов, который с такой легкостью посмел бросить Смерти вызов.
- Пройдемся.
Танатос убрал огромные черные крылья, принимая облик простого смертного, черноволосого мужчины средних лет, одетого в темный хитон и длинный плащ с капюшоном.
- Ты не боишься меня, целитель. Откуда столько решимости и бесстрашия? Ты столько раз спасал жизни других, почему не просишь спасти твою?
Мрачная улыбка скользнула по тонким губам.
- Я отвечу на твои вопросы, если ты сумеешь их правильно задать, - Танатос подал Асклепию руку и замер в ожидании.

Отредактировано Танатос (2012-06-08 13:29:07)

+1

6

- Спасибо, так будет удобнее, - Асклепий улыбнулся изменившему вид Танатосу и взялся за протянутую руку. По сравнению с холодной и твердой рукой бога смерти, его собственные руки казались почти горячими и мягкими, как у женщины.
Неспешная прогулка началась со ступений храма - целитель иногда был вынужден опираться на руку Танатоса, все же тяжелый трудовой день давал о себе знать.
- А почему я должен тебя бояться, Танатос? Только потому, что ты принес мне смерть? Какая глупость, право, - полубог тихо рассмеялся и вывел "гостя" через боковой выход. Толпа людей сейчас была совсем не к месту, да к тому же эта дорога вела на один из холмов, поросших цветами и окруженных оливковой рощей. Асклепию казалось, что там умирать будет приятнее, - Нет, сам по суди. Ты не нападаешь на меня с ножом, вытаращив глаза и дико вопя что-то несусветное. Не пытаешься запугивать странными звуками. И лекций о том, как вредна гордыня, и какой я недальновидный глупец, от тебя тоже не слышно.... Последнее, кстати, самое страшное, за последнюю неделю я этого так наслушался, что наоборот почти готов кинуться тебе в объятия
Объяснять причины своего спокойствия Асклепий не посчитал нужным. Он и сам не до конца понимал их. Ведь действительно - ему стоило бы упасть на колени, вымаливая прощения у Аида, призвать на помощь Аполлона... Если бы он отказался в будущем лечить людей, то без его лекарств и знаний подземный мир вернулся бы в естесственное положение через неделю-две... Но это для Асклепия было хуже смерти.
- Скажи мне, Танатос, уж будь любезен... Я знал, что я умру, и потому воспринимаю смерть как данность. А ты не можешь умереть. Неужто ты ни разу не пытался убить сам себя? И что бы было, если бы ты это смог?

+2

7

Танатос внимательно слушал приговоренного, бережно поддерживая под руку. Асклепий умудрился к своим годам сохранить не только ясность мысли и твердость духа, но и крепость тела, Бог Смерти видел, что ему уже не так легко, как прежде, даются дни напролет в безустанном бдении, но несмотря на это, Асклепий держался ровно, только изредка опираясь на подставленную руку своего палача.
- Убить себя? - Танатос всерьез задумался о том, насколько сложно понять богу смертного, пусть и такого необычного смертного, как сын Аполлона. - Нет, не пытался. Зачем?
Он недоумевал. Разговор, как он и предполагал, оказался весьма любопытным. Танатос непроизвольно отметил, что куда-то делась его одержимость целителем, злость и обида за то, что остальные боги дразнили его, что смертный уводит из под носа клиентов. Сейчас он чувствовал только умиротворенность и покой. - Ты не о том думаешь, Асклепий, - покачал головой Смерть, подводя целителя к скамейке. - Лучше ответь мне, что чувствует тот, кто вот -вот лишится возможности воплотить задуманное? Лишится смысла жизни? Ты не сможешь больше помогать людям, целитель.
О думал, что почувствует удовлетворение, но оно все не приходило, Танатос досадливо поморщился и понял, что Асклепий каким-то чудесным способом незаметно успел переместиться из категории ненавистных в категорию верных врагов.

+1

8

- Зачем? А разве не интересно? - в глазах Аскплепия заблестели искры отчаянного, не знающего границ, любопытства, - Я целитель, и я смог победить Смерть, - легкая улыбка, сопровождающая небольшую шпильку в адрес бога, - А может ли Смерть победить саму себя? Вдумайся, какой великолепный парадокс... Смерть умерла. Это же получается, что Смерть забрала Смерть. Но возможно ли это, если Смерти уже нет? О, Танатос, ну попробуй! Я тебя воскрешу, если у тебя получится. Клянусь. Я уже понял, что вечная жизнь - это проклятие, а не благо.
Врачеватель не сомневался, что получит отказ. Танатос скорее немедленно убьет его самого, нежели допустит мысль о самоубийстве. Но все же не попытаться он не мог.
Асклепий сел на скамью, усаживая Танатоса рядом. Он продолжал улыбаться, не в силах победить эту внезапную веселость. Раньше ему казалось, что он ненавидит бога Смерти, что цель всей его жизни - уничтожить его, увидеть бездыханное тело бога, поверженного смертным. Эта картина снилась ему бесчисленное множество раз. Но сейчас, после всего произошедшего, мечта изменилась и повзрослела. И, наверное, даже осуществилась. Они сидят рядом, он касается Смерти своими руками, призванными сохранять жизнь и понимает - равновесие. То самое необходимое каждому равновесие. Как жаль, что у него так мало времени насладиться им.
- Помогать людям... Ты не прав, Танатос. Да, мое тело исчезнет. Моя душа потеряет память и отправится в поля наказаний...Но здесь останутся они. Возлюбленный мой Эпион и мои дети. Целители и врачеватели. Их руки ничем не хуже моих. Они - плоть от моей плоти, кровь от моей крови. А значит, я буду дальше жить. Жить в них. И эту жизнь, Танатос, ты не отберешь никогда. Мои потомки сохранят меня. Оттого я спокоен. Мой смысл жизни был в победе над тобой, как я думал, - целитель улыбнулся и обернулся к Танатосу и, повинуясь странному порыву, откинул темный капюшон с головы бога, коснулся пальцами его волос, - А теперь я осознал, что я достиг всего необходимого. Любимый муж и дети. Я стал великим целителем. Победил тебя. Получил любовь народа. Познал гордыню и коснулся зла в самом себе. Осознал свое падение.... И готов обрести наказание.
Аскелепий отпустил руку Танатоса и отвернулся, глядя на темное небо, где Гекат уже разжигал лунный свет. Помолчал немного и неожиданно сознался.
-Я чувствую страх. Мне страшно. Я боюсь тебя. Я боюсь подземного мира. Боюсь оставить семью, боюсь за них. Это невыносимо... Неизвестность пугает. Я знаю, что ты держишь в своих руках мою жизнь, Танатос. Я не знаю, как и когда ты меня убьешь. Ты мучаешь меня своим присутствием. Я ощущаю тебя везде - в храме, за обеденным столом, на любовном ложе. Скажи мне... Мне будет очень больно умирать? Что вы с Аидом приготовили мне? Какая боль будет терзать мою душу на поле наказаний? Насколько сильно я вам ненавистен?

+2

9

И как прикажете понимать этих людей?
Сначала предлагают Смерти самоустраниться, а спустя всего пару мгновений пытаются дознаться, какие адские муки им уготованы в посмертии. И это - лучший представитель рода людского, полубог, любимец, чтоб им трижды пусто было, Богов Олимпа.
Танатос неопределенно пожал плечами.
- Ты боишься не меня, целитель. Ты боишься заглянуть в лицо своим страхам. Забудь о них. Ты слишком долго помогал другим, у тебя не было времени подумать о себе, о своей жизни и смерти. Так зачем начинать? Вряд ли тебе понравится то, что ты услышишь. А наказание, уготованное тебе - справедливо, и ты это знаешь. Ты, который победил саму Смерть, - криво усмехнулся Танатос, возвращая шпильку. - Я мог бы рассказать тебе все, мог бы поселить в твоей терзаемой неопределенностью душе страх не перед смертью, нет, перед тем, что будет за ее порогом. Но я не стану этого делать, целитель.
Смерть тяжело поднялся со скамьи, как будто ему самому только что сообщили весть о том, что скоро он предстанет пред Высшим Судом. Все удовольствие от встречи с любимцем Аполлона пропало. Он только сейчас понял, что гораздо приятней было ждать этой минуты, лелеять призрачную надежду, что олимпийцы услышат его и, натешившись, наконец, своей игрушкой, отдадут бессмертную душу Асклепия Богу Смерти. Какого же было его разочарование, когда он понял, что вот оно, желаемое, прямо перед тобой, достаточно только протянуть руку.
Но уже нет ни сил, ни желания, только горечь растворившейся в небытие мечты.
- Я не заберу тебя сегодня, - Танатос коснулся пальцами висков врачевателя и склонился к самому его лицу. - Ты сможешь провести с семьей какое-то время. Ты теперь мой. И мне некуда спешить, целитель.
Да, Смерть не знает сожалений и пощады. Но кто сказал, что она не устала от самой себя? Сейчас Танатосу как никогда хотелось взять отпуск на неопределенный срок.
- Срок твой отмерен. Если у тебя есть еще вопросы, задай их сейчас. Наша следующая встреча будет для тебя последней.

+1


Вы здесь » Эллада » Флэшбэк\Флэшфорвард » Аверс и реверс